Разработка
и продвижение сайтов
Alt г.Калиниград, пр.Ленинский 131 оф.308

Компания «МК Сталь» про разработку и продвижение нового сайта

Максим: — Юра, приветствую!

Юрий: — Макс, здорово!

М: — Юр, расскажи, пожалуйста, о своем бизнесе. Чем ты занимаешься?

Ю: — Сфера деятельности — все, что связано с изготовлением изделий из металла: от табуретки до больших металлоконструкций. В основном работаем с черным металлом.

М: — Сварка, заборы, ворота, все верно?

Ю: — Да, все так. Наверное, процентов 70 всей деятельности связано с ограждениями в той или иной степени — с заборами, балконами и перилами.

М: — Речь о балконных и маршевых перилах?

Ю: — Да. Плюс еще кое-какие мелкие заказы по типу мебели или, наоборот, очень крупные — усиление конструкций, к примеру, или изготовление больших объемов для крупных производственных фирм.

М: — Наверное, вы делаете также что-то модное loft-мебель и тому подобное, да?

Ю: — Все кругом говорят, что она модная, да. Но что-то у меня в последнее время появились сомнения в том, что она сейчас в моде.

М: — Я понял. Юр, у наших отношений есть интересная предыстория. Расскажи, пожалуйста, что было до того, как ты пришел в «Мульти сайт» на разработку и встал на продвижение?

Ю: — Смотри, как я и говорил: металлоконструкции, мебель, нержавейка, заборы и прочее — под каждое направление у меня был свой сайт…

М: — И в появлении всех этих сайтов были виноваты мы, насколько я помню?

Ю: — Отчасти, да. В двух или трех — так точно.

М: — Запамятовал, Михалыч, извини.

Ю: — Потому что, да, когда нужен был сайт по заборам, я обратился к вам. Вы сказали, что на тот момент то ли загружены были, то ли что-то еще…

М: — Не брали заказы.

Ю: — Не брали. Поэтому мне пришлось заказать в другом месте. Конечно, сайт мне сделали и, может, даже где-то он красивый, но абсолютно не соответствовал тем задачам стратегическим, которые должен был решать.

М: — Насколько я понимаю, тебе сделали сайт исключительно под нержавейку. Сделали и попытались запихнуть его в контекстную рекламу. Как и второй твой сайт, и третий, и четвертый, да?

Ю: — Да, у меня была только контекстная реклама, по СЕО я тогда не продвигался.

М: — Скажи, много денег ввалил в контекст за этот промежуток времени?

Ю: — Бюджет был ежемесячный от 20 до 40 тысяч, но в среднем где-то 30 тысяч плюс-минус выходило.

М: — А потом пришел к нам и?..

Ю: — Идея у меня была такая: взять один из моих сайтов и сделать из него большую красивую визитку с ссылками на другие мои же сайты. Но пообщавшись с вашими специалистами и узнав, что со временем ситуация в поисковых системах изменилась (мои ресурсы были признаны сайтами-дублерами), от идеи пришлось отказаться, сайты-аффилиаты закрыть от поисковиков и по итогу создавать один крупный новый сайт. Даже не знаю, как правильно его назвать — «сайт-каталог»?

М: — Корпоративный сайт, правильнее сказать. Большой корпоративный сайт. Я просто поясню для тех, кто будет смотреть этот отзыв: у Юрия было много сайтов, каждый из них в отдельности по целевым поисковым запросам мог быть в топе только при подключении контекстной рекламы. То есть перспектив выхода в органическую выдачу каждого из этих веб-ресурсов практически не было, потому что сайты были собраны на конструкторах и имели не очень высокое качество. Плюс из-за того, что мы два года назад, кажется, — не соврать бы, Юр…

Ю: — Да, почти два года.

М: — …не взяли проект в работу, а Юрий заказал разработку сайтов в других компаниях, было потеряно время, за которое можно было бы органически вывести сайт в топ-10, если бы сразу сделать его целостным сайтом компании «МК СТАЛЬ» с большим количеством услуг, которые могли бы участвовать в конкурентной борьбе. Узконаправленные лендинги — не соперники сайтам конкурентов Юрия, поэтому нами совместно было принято решение сделать вместо 3-4 маленьких сайтов один, который представляет изготовление и заборов, и ворот, и изделий из нержавеющей стали, и т. д. И на данный момент это уже дает результат, насколько я понимаю. Сайт начал расти в топе и за несколько месяцев занял по каким-то запросам первые позиции?

Ю: — Да, позиции появляются. Пошли какие-то звонки. Не в том объеме, какой хотелось бы, но это, к сожалению, сейчас общероссийская ситуация такая — даже общемировая, я бы сказал.

М: — Юр, а с момента продвижения (если говорить об этапе непосредственного продвижения, а не подготовительных работ в рамках разработки сайта, пока мы параллельно для СЕО выписывали контент), когда мы сайт выкатили, прошло буквально 2-3 месяца, верно?

Ю: — Да, где-то с марта-февраля готовый сайт открыли.

М: — Получается, март, апрель, май… Да, третий месяц мы двигаем сайт и уже сегодня у него есть позиции, которые начали генерировать звонки. Очень круто! Я прямо рад. Особенно если учесть, что эти звонки с сайта идут в мае 2020 года — это вообще бомба!.. (Смеется). Слушай, а если коротко: почему выбрал нас? Что было основным критерием?

Ю: — Тот факт, что я года 4 назад делал у вас сайт.

М: — Который под другой бизнес?

Ю: — Да. Это был лендинг, но крутой лендинг. Я к нему, правда, подключал только контекстную рекламу. Но при том, что конкуренция в том бизнесе была большая, сайт имел достаточно хорошие позиции. И количество обращений меня устраивало <… >.

М: — Спасибо за ответ. Вернемся к новому корпоративному сайту: ты обратился к нам во время «Черной пятницы». Как узнал об этой акции? Скидка по ней была довольно серьезная.

Ю: — По-моему, я тебя услышал по Business FM.

М: — О, да? Да ты что?

Ю: — Да-да-да.

М: — Такого мне еще не говорили, приятно… Хорошо, а вот, работая с другими компаниями, которые тебе были подрядчиками и сделали твои 3 сайта, — от этих ребят ты получил должный уровень обслуживания? Есть какая-то разница между работой с нами и с ними?

Ю: — Ну, слушай, разница есть. Я вот для себя вывел даже категории подрядчиков. К примеру, есть ребята «на зашибись». Они очень круто продают, доходчиво, вроде как, объясняют, красиво преподносят подготовительные работы, но вот потом уже, на этапе разработки, возникают какие-то проблемы: где-то что-то да не доделывают… Знаешь, дьявол кроется в мелочах: и вот вроде бы переделывать смысла уже нет, но, с другой стороны, остается осадок, что получаешь не совсем то, что хотел. А потом еще оказывается, что ты сам не можешь внести изменения на сайт, потому что он сделан на каком-то непонятном движке. А это совсем неприятно.

М: — То есть ожидания не сходятся с фактическим результатом, ты имеешь ввиду?

Ю: — Да. Есть еще разновидность — фрилансеры. Один человек на фрилансе мне очень понравился. Он показался мне профессионалом, хотя и там были свои недочеты: неудобно, что один человек не в состоянии выполнить весь нужный тебе объем задач. К примеру, выписать нужное количество текстов <… >Хотя в остальном он делал все красиво и все объяснял. К таким ребятам я меньше всего претензий имею.

М: — Такие ребята на самом деле есть, но просто они на вес золота. И, кстати, часто потом приходят работать в студии, чтобы в крутую команду влиться и начать с людьми общаться, поскольку из-за работы в одиночку становятся социопатами.

Ю: — Поэтому для меня было важно закрыть все мои запросы и сделать так, чтобы перестала болеть голова на предмет того, кому и где заказать написание текстов для сайта. Хотелось, чтобы позвонил человеку, он задал нужные вопросы, я ответил, и на основании вот этой информации мне уже подготовили нужный контент для сайта.

М: — Круто. Юр, скажи, как тебе общение с сотрудниками компании «Мульти сайт»? Чувствуется ли экспертиза? Доволен ли в целом общением? Ты коммуницировал с нашими менеджерами в процессе подготовительных СЕО-работ, когда шла выписка текстов, и вот уже сейчас, когда продвижение в разгаре. А на этапе разработки сайта с тобой взаимодействовал наш начальник производства — проект-менеджер. На твой взгляд, достаточно ли это компетентный сотрудник? Комфортно ли тебе было с ним работать?

Ю: — Слушай, с учетом того, что мой подход к разработке достаточно непривычен для всех (по большому счету, мне не важно, как и что будет выглядеть — главное, сделайте так, чтобы графические блоки продавали), мне понравилось, что меня поняли и на меня не давили. В том смысле, что от меня не требовали генерации идей, а предлагали решения сами. А то, знаете, бывает, что подрядчик, дабы снять с себя ответственность, пытается переложить ее на заказчика и добиться от него готовой формулы: «Ну, скажите, как вам нужно? Ну как вы хотите?» А мне на самом деле важна не картинка.

М: — Слушай, а на этапе выписки текстов сильно мы тебя замучили с согласованиями и прочим? Многие жалуются потому что.

Ю: — Конечно. Я тоже жалуюсь. (Смеется).

М: — Это нормально. Многие клиенты думаю так же, потому что считают: раз заплатили веб-студии деньги, все остальное исполнитель должен сам за них сделать. Но ведь есть же понимание у тебя, что мы не такие же эксперты в металлоконструкциях, металлоизделиях, как ты, и что нам нужна твоя помощь как специалиста, лучше всех разбирающегося в специфике изготовления изделий из металла.

Ю: — Да, конечно. Я поэтому и говорю: что-то скорректировать, внести изменения гораздо проще, чем самому писать с нуля.

М: — Ты корректировал, насколько я знаю, тексты, которые мы писали. Вносил в них больше экспертизы своей?

Ю: — Да. Где-то подправил именно технические вещи, где-то подсказал, как с языка металла это перевести на русский и наоборот.

М: — Хотя мы и привлекаем к выписке профильных текстов райтеров, связанных со стройкой, все равно компания компании рознь. Оттого-то мы и мучаем клиентов: «Заполните нам бриф, согласуйте тексты».

Хуже, если клиент говорит: «Ай, пишите, что хотите». А потом спустя время начинается: «Ой, что вы понаписали!» Ну, естественно, мы не имеем той экспертизы, которую имеете вы в этом вопросе. Безусловно, должна быть командная работа, и за нее тебе огромное спасибо. Спасибо, что ты включился в процесс, благодаря чему на выходе мы сообща сделали качественный продукт, который отвечает и твоим потребностям, и требованиям поисковых систем, и пользовательским (зашедший на страницу веб-ресурса клиент прочитает информацию и все поймет). Самое главное, что сайт с внедренными в текст ключевыми запросами индексируется по ним и уже выходит в топ.

Ю: — Вот, и это тоже туда.

М: — А что не понравилось в сотрудничестве с нами? Что можно поправить?

Ю: — Слушай, не знаю. Наверное, то, что когда шла активная фаза взаимодействия, не всегда получалось оперативно до вас дозвониться…

М: — Да ты что?

Ю: — …с мобильного телефона. Бывает, дозваниваешься на корпоративный…

М: — Мне ты дозванивался несколько раз, помню.

Ю: — …а на корпоративном берет трубку Макс.

М: — Да, так переадресация у нас срабатывает с IP-телефонии. Если сотрудники заняты, звонок может прийти на меня. Но я могу сказать, что если ты не звонил мне целенаправленно с претензией: «Максим, что-то идет не так», то в целом можно считать, что разработка прошла очень удачно.

Ю: — Вопросов нет к разработке. Каких-то проблем особых тоже не припоминаю. Все решалось, не было такого, чтобы требовалось задействовать административный ресурс и звонить Максу.

М: — Спасибо, Юр. Ну, я всегда так и оцениваю, насколько хорошо отработала наша команда. Если мы сдали очередной проект и мне заказчик ни разу не позвонил, значит, все сделали хорошо, в рамках наших регламентов. И, значит, в принципе огрехов никаких не было и сотрудников можно похвалить. Ведь, насколько я понимаю, ожидания по разработанному сайту оправдались? Ты получил тот самый продукт, который хотел?

Ю: — Пока продвижение только на старте, говорить об этом рано. А вот с точки зрения «картинки и ящика», того, что получившийся сайт не стыдно показать клиенту, — ожидания оправдались, да. Мне, в принципе, того и нужно было.

М: — Даже я ссылку на ваш сайт в соцсети выложил, я тебе честно признаюсь. Ты, наверное, видел.

Ю: — Да.

М: — В плане дизайна добротный проект получился и в рамках СЕО, считаю, тоже, раз сайт в рост пошел буквально за 3 месяца. Значит, в ближайшие несколько месяцев мы его точно вытянем в топ, и все будет круто. Сегодня мы продолжаем сотрудничество: скажи, по шкале от 1 до 10 ты бы посоветовал нас своим знакомым на 9, на 8, на 5?

Ю: — Мне сложно оценить в очках. Наверное, я бы сказал так: «Обязательно заказывайте в «Мульти сайте», но учитывайте, что там дорого».

М: — Ну, вот. Подожди, а что такое «дорого»?

Ю: — Цена соответствует качеству.

М: — Давай сравним тогда, Юрий Михайлович. Ты за каждый свой сайт отвалил по 20, по 30 тысяч рублей. А нам за один заплатил сколько? Я не помню просто цифру.

Ю: — Полтинник. 50 тысяч плюс продвижение.

М: — Если говорить о разработке, то это полтинник. А до этого ты платил по 20-30 тысяч рублей за разработку.

Ю: — Я сейчас не про сэкономить говорю, я про то, что в принципе есть такое условие.

М: — У нас чуть дороже, чем у фрилансера, согласен.

Ю: — Да, но это «дороже» соответствует тем параметрам, которые вы выдерживаете.

М: — То есть чего ты ожидал, то и получил, и у тебя не было вопросов?

Ю: — Абсолютно.

М: — Согласен, что рядом с фрилансером или какой-то начинающей веб-студией, которая красиво продает, а потом делает не то, что нужно, мы, конечно, дороже. Но за счет того, что у нас прописан весь бизнес-процесс, мы просто физически не можем говно-сайт сделать. Это как у тебя на производстве: есть контроль качества, а это часы, которые ложатся, естественно, в смену…

Ю: — Тут тоже фантазии не было: у этих студий, которые красиво продают и криво делают, цены не намного дешевле, чем у тебя.

М: — Серьезно?

Ю: — Да.

М: — Значит, я еще сильнее попадаю в ожидания предпринимателей, потому к нам и идут.

Ю: — По большому счету, да. Хотя, возможно, когда приезжают в твой офис и видят большую красивую компанию, все боятся, что им будет очень дорого.

М: — Есть такое. Действительно, наверное, боятся. Хотя вот что интересно… Был момент, когда я сам принимал входящие звонки и смотрел, с какими обращениями к нам приходят. И оказалось, что многие калининградские компании видят в нас последнюю надежду. То есть они, как и ты, ранее потратились на фрилансера или на какую-то студию, которая не имеет нужного опыта, и под конец приходят к нам со словами: «Только у вас, наверное, дорого…» А потом понимают, что мы не намного дороже той студии, что ничегошеньки не отгружает, и у них делаются такие глаза!..

Эти компании становятся нашими заказчиками и остаются довольны, потому как получают результат, а не проблемы. А еще сервис — это я про службу заботы, возглавляемую Людмилой Березой, которой можно позвонить и проконсультироваться практически в любое время. И про аккаунт-менеджера, который тоже в течение 10 часов в сутки на связи со своими клиентами.

Поэтому, видимо, всех и удивляет, что мы большая студия, но при том работаем в адекватном сегменте. Но, согласен, что стоим дороже, чем начинающие, так скажем, веб-разработчики.

Ю: — Да, сложно на каком-то начальном этапе сразу оценить объем будущего ущерба.

М: — Вопрос, кстати, к тебе такой: изменилась ли изначально оговоренная цена на разработку с момента подписания договора и до момента сдачи тебе готового сайта? Или у нас цена была фиксированная?

Ю: — По-моему, какая была, такая и осталась. Не помню, чтобы стоимость менялась.

М: — Ты знаешь, очень часто сталкиваются заказчики с тем, что подписывают договор на меньшую сумму, а в ходе разработки сайта цена увеличивается, как при стройке. Знаешь, вот когда смета не утверждена, а работы…

Ю: — Я не сталкивался с этим. Мне сложно сказать.

М: — А мы этим выгодно выделяемся: если стоимость проекта подписали, она не изменится. Совсем недавно видеоотзыв записывал с одной компанией, которая выбрала нас, потому что мы изначально назвали фиксированную цену и показали подробное техническое задание с разложенным бюджетом, в рамках которого собирались работать и работаем сейчас. А все потому, что мы еще на этапе формирования техзадания уже все учли, просчитали и цену зафиксировали в договоре. Вероятность того, что стоимость впоследствии изменится, очень низка. Разве что вдруг у заказчика выстрелит эврика какая-то и лампочкой над головой зажжется идея: «Давайте еще вот это сделаем, чего не было в смете». А в остальных случаях у нас цена ни в коем случае не меняется.

Оставьте свой отзыв
Ваше имя: *
Телефон: *
Вы можете прикрепить фото к отзыву (1шт, размер до 3мб)
Коротко о Вас